АА Воронеж

Стас К., возраст 27 лет, стаж употребления 13 лет, г. Воронеж

Родился я в семье, где отец был алкоголиком, а мама учительницей. В моих планах на будущее не было, что когда ни будь со мной будет происходить тоже самое, что и с отцом.

С самого детства мне давали пробовать алкоголь, для меня это было просто попробовать запретный плод, почувствовать наравне со взрослыми. Настоящий эффект опьянения я прочувствовал в 13 лет, когда в компании выпил очень много дешёвого вина. После этого почувствовал, что моя скромность относительно девушек начинает исчезать, и мне это понравилось. Спустя пол часа мне стало плохо, и я прочувствовал прелести отравления со всеми вытекающими. Спустя пару дней я снова пил.

Школьные годы проходили весело и сопровождались употреблением алкоголя раз в неделю. Уже тогда мне нужно было всё больше и больше алкоголя, главное для меня стало получить максимально дёшево эффект опьянения. Чувствовать похмелье я начал со школьной парты. Недостаток денег и родительский контроль - притормаживал моё употребление.

Годы института открыли мне свободу действий и самостоятельность. Я начал пить, когда захочу. В этот период жизни я начал ощущать чувство глубокого одиночества. Я был активным деятелем, лидером института и меня постоянно окружало много людей. Но всё равно я был одинок, и всё чаще прикладывался к бутылке. В алкоголя я начал видеть своего друга, который помогает убирать мои комплексы, налаживать отношения с людьми, уменьшать чувство голода, веселиться, знакомиться с девушками. Где то на третьем курсе института, когда я уже пил три недели, мне сказали: "Стас, от тебя воняет, ты выглядишь, как бомж, иди помойся!". Меня это задело, но немного протрезвев и посмотрев в зеркало, это оказалось правдой. И я принял решение завязать. Спустя неделю я снова пил.

В конце института произошёл один из счастливейших моментов жизни, я встретил свою будущую жену.  Зная, что я многу пью, она всё таки осталась со мной.  На какое то время, чувство влюблённости стало сильнее желания выпить.

Позже находясь трезвым, ощущал всё большую злость. Я хотел менять всех, я хотел изменить мир, я знал как лучше. Чувство несправедливости меня наполняло всё больше и больше. Я не знал, что делать, только бутылка для меня была выходом. Всё чаще начал убегать из дома и пить один. Всё чаще слышал нотации о моём употреблении.

Когда трезвел, я со слезами на глазах просил прощения. Всем сердцем я давал обещание, что такого не повториться. Но спустя неделю - опять пил. Я женился, дав обещание, что брошу пить. Мне помогли устроиться на хорошую работу. Всё налаживалось, у нас с женой были большие планы. Я загружал себя работой, зарабатывал деньги, считал, что я делаю всё для нашей семьи.  Настал период, когда я пил каждый вечер. Начал прятать алкоголь и пить втихомолку.

Дозы и крепость алкоголя увеличивались. Мне нужно было быстрее нажраться, мне нужно было быстрее добить себя алкоголем. Спустя очередного недельного запоя на отдыхе, мне поставили условие или я кодируюсь, или разводимся. Первая кодировка продержалась три месяца, я сорвался. Это был один из сильнейших срывов, я пил и не мог напиться. В первый раз оказался в наркологии на "связках", от меня ушла жена.  Спустя месяц я решил закодироваться, ещё раз. После опять срыв, страх смерти и инвалидности меня не остановил, я потерял работу. Были попытки гипноза, но это тоже не помогло. Я опустил руки, надеясь найти помощь через медицину. Впервые я узнал об анонимных алкоголиках.

Три года я плыл по течению и уходил в запои на две-три недели. Трезвел, зарабатывал деньги и опять запой. Я начинал понимать, что либо я скоро сдохну или окажусь в психушке. Мой разум начал сходить с ума, появились попытки суицида. Всё чаще начинали приходить "невидимые" друзья, всё чаще я слушал музыку из крана, из стены, из головы.

Настали моменты, когда мне было плохо после запоев, я начинал молиться, просто молиться в пустоту, я был не религиозен, но я был в отчаяние. В один прекрасный день, вернувшись домой, я сел на диван и заплакал, я не мог себя остановить, я пошёл в магазин за алкоголем.

Во время последнего запоя, набравшись смелости я вышел в скайп группу АА, и начал слушать людей. Я слушал и узнавал себя, именно тогда я допил свою последнюю бутылку. Именно там мне много раз говорили, что важен спонсор и работа по программе. Во время отходняков меня всё время поддерживали ребята из интернета, которые находились за тысячу километров от меня, я им очень благодарен.

Спустя три дня, когда мои ноги начали более менее ходить, я пришёл на группу АА, это был четверг. Сначала было страшновато, но потом, когда все начали рассказывать о себе, я почувствовал, что эти люди меня понимают, как никто другой. Я сразу же нашёл спонсора и вцепился зубами в Большую книгу. Спустя две недели, я уже ездил набираться опыта по 12 шагу, у меня появилось служение организовывать поездки в наркологию. Я обрёл своего Бога, спонсор научил меня молиться. Работая по шагам я больше начинал видеть себя, моё сердце чаще начало переполняться любовью и отдавать её. Я начал любить алкоголиков, молиться за них и  сочувствовать им.

Я благодарен своей маме и бывшей жене за терпение. Спасибо алкоголизму, который привёл меня к Богу,  и Богу, за то что он даёт мне возможность быть полезным его детям.